Пн.-пт.: 09-00 - 23-00 Сб.-вс.: 10:00 - 21:00 Без праздников и выходных

Досудебный порядок при оспаривании результатов общего собрания организации

Папки с бумагами.jpg

В данной статье пойдет речь об особенностях отдельной категории корпоративных споров, а именно об оспаривании решения органа управления - общего собрания в организациях и корпорациях.

Необходимо сразу оговориться, что требования, о которых ниже пойдет речь, в системе действующих нормативно-правовых предписаний с учетом разъяснений Верховного суда РФ большинством юристов не принимаются за разновидность досудебного порядка.

В то же время, автор, исходя из тех, в достаточной мере "пресекательных", последствий, которые несоблюдение указанных требований создает для истца считает возможным сохранить именно такое название статьи.

В п.6 ст. 181.4 ГК РФ предусмотрена обязанность участника перед обращением с соответствующим иском довести информацию о своем намерении обратиться в суд с данным заявлением до других членов корпорации. Данная норма направлена на обеспечение возможности реализации другими участниками собственных корпоративных прав, в том числе права на присоединение к иску. При этом закон умалчивает о формах и порядке, в которых должно быть совершено соответствующее уведомление.

Пояснение Верховного суда

Принятое не так давно Верховным судом РФ разъяснение относительно данной нормы также не вносит ясности по данному вопросу, помимо того, что Верховный суд не считает данную норму требованием о соблюдении досудебного порядка и не связывает с ней возможность возврата искового заявления.

Так, в соответствии с п.114 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 "О применении судами некоторых положений раздела 1 части 1 ГК РФ" истец обязан предпринять меры для заблаговременного письменного уведомления участников корпорации о споре, каковыми могут выступать размещение информации на официальном сайте организации в сети "Интернет" или на информационном стенде многоквартирного дома.

Вместе с тем, данные рекомендации вызывают определенное недоумение с практической точки зрения, поскольку откуда у истца - участника общества доступ к администрированию сайта организации в сети "Интернет", тем более в ситуации разворачивающегося корпоративного конфликта? Для реализации иных способов письменного уведомления у такого участника также, чаще всего, отсутствует реальная возможность, особенно с учетом того, что сведения о других членах общества защищены законодательством о персональных данных.

Таким образом, Верховный суд РФ в своих вышеуказанных разъяснениях не предоставляет истцу гарантий наличия необременительного способа выполнения обязанности, предусмотренной п.6 ст. 181.4 ГК РФ, что с учетом вынесения предусмотренного Постановлением Пленума определения об оставлении без движения и его неизбежном при такой правовой неопределенности невыполнении все равно влечет возврат искового заявления. Что по своим последствиям и юридическому значению, принимая во внимание еще и сокращенные сроки оспаривания решений общих собраний, недалеко ушло от обязательного досудебного порядка.

Судебная практика

Судебная практика по данному вопросу сформирована в значительной степени судами общей юрисдикции, и для них действительно актуальны разъяснения Пленума ВС РФ об информационном стенде в многоквартирном доме (так как большинство дел в суде общей юрисдикции связано с оспариванием решений общих собраний собственников жилых помещений в МКД). В большинстве случаев по таким делам истцы выбирают именно информационный стенд как способ выполнения обязанности п.6 ст. 181.4 ГК РФ, что, однако, не гарантирует отсутствие проблем при принятии иска к производству, поскольку суд общей юрисдикции все равно может счесть способ размещения на стенде выполненным ненадлежащим образом (см. например, Определение Тюменского областного суда № 33-838/2016 от 10 февраля 2016 г. по делу № 33-838/2016).

Что касается арбитражного судопроизводства, то в ситуации отсутствия реалистичной возможности размещать что-то на сайте организации, с которой идет корпоративный конфликт, а равно отсутствия доступа к персональным данным других участников, ситуация должна бы складываться еще более плачевно для истца.

Однако этого не происходит, и арбитражные суды, в целом, гораздо более лояльно настроены к истцам при подаче ими соответствующих исковых заявлений. Почему?

Для ответа на этот вопрос необходимо вспомнить, каким целям служит норма п.6 ст. 181.4 ГК РФ. Прежде всего, она направлена на информирование всех участников корпорации с целью реализации ими права на присоединение к иску.

Если мы внимательно изучим АПК РФ, то обнаружим, что потребность в доведении информации до участников корпоративного спора реализуется здесь через специальную процессуальную норму - 225.4 АПК РФ.

В соответствии с п.3 ст. 225.4 АПК РФ суд вправе обязать организацию уведомить участников о поданном иске.

Выводы

Фактически, именно это чаще всего и происходит на практике. В результате, арбитражные суды, при том, что для них возможность учинения "препятствий" для истца со ссылкой на п.6 ст. 181.4 ГК РФ "де юре" имеется, чаще всего закрывают вопрос об информировании участников корпорации через эту специальную процессуальную норму и не предъявляют истцу дополнительных требований.

Представляется, что Верховному суду РФ при принятии ППВС № 25 следовало учесть норму ст. 225.4 АПК РФ и особенность корпоративных споров с юридическими лицами и изначально закрепить, что реализация положений п.6 ст. 181.4 ГК РФ в арбитражном процессе осуществляется с применением ст. 225.4 АПК РФ. Это, кстати, не противоречило бы и самим положениям ст. 181.4 ГК РФ, которая по своему характеру является общей нормой и допускает наличие особенностей правовых отношений, связанных с разным статусом корпораций.